Постановление Конституционного Суда РФ от 03.06.2004г. N 11-П

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 3 июня 2004 г. N 11-П
 
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ПОДПУНКТОВ 10, 11 И 12 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 28, ПУНКТОВ 1 И 2 СТАТЬИ 31 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ТРУДОВЫХ ПЕНСИЯХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" В СВЯЗИ С ЗАПРОСАМИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ, ВЕРХОВНОГО СУДА УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, БИРОБИДЖАНСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ, ЕЛЕЦКОГО ГОРОДСКОГО СУДА ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ, ЛЕВОБЕРЕЖНОГО, ОКТЯБРЬСКОГО И СОВЕТСКОГО РАЙОННЫХ СУДОВ ГОРОДА ЛИПЕЦКА, А ТАКЖЕ ЖАЛОБАМИ РЯДА ГРАЖДАН

 

Именем Российской Федерации
 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующей Л.М. Жарковой, судей М.В. Баглая, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,

с участием судьи Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области А.Н. Кнепмана, судьи Октябрьского районного суда города Липецка Л.В. Косы, граждан Л.В. Ерошкиной, А.Е. Калюты, Р.И. Спиридоновой, Т.В. Субботиной, представителя гражданина И.А. Марченко - адвоката Р.М. Магомедова, представителя гражданки С.И. Шатиловой - адвоката В.И. Шатилова, представителя гражданки Л.А. Черновой - адвоката А.Б. Царева, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой,

руководствуясь статьей 125 (пункт "а" части 2 и часть 4) Конституции Российской Федерации, подпунктом "а" пункта 1 и пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Поводом к рассмотрению дела явились запросы Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, а также жалобы граждан Р.З. Асфандияровой, Л.М. Басан, З.З. Башировой, Е.В. Безносовой, Г.В. Беловой, Е.М. Бережной, Т.Н. Блок, Т.В. Братчук, Н.Б. Васильевой, В.М. Вереи, В.Н. Горчаковой, Н.Л. Дроботущенко, А.Г. Ерошкиной, Л.В. Ерошкиной, Л.Н. Зайко, О.Н. Измоденовой, А.Е. Калюты, Л.И. Карповой, В.Л. Киреевой, Н.Л. Киреевой, Л.К. Козиной, Н.А. Кузнецовой, Г.И. Латышевой, З.Ф. Макрушиной, И.А. Марченко, В.Г. Моисеевой, В.Н. Рачек, Е.П. Сагитовой, Т.Н. Сергеевой, Т.Б. Скорняковой, Р.И. Спиридоновой, Т.В. Субботиной, М.Ш. Тукаевой, К.Г. Фархшатовой, Л.А. Черновой, С.И. Шатиловой, О.И. Яниной, Н.Ю. Якимовой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями законоположения.

Учитывая, что все обращения касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика О.С. Хохряковой, объяснения сторон и их представителей, выступления приглашенных в заседание представителей: от Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - В.И. Селиверстова, от Пенсионного фонда Российской Федерации - Л.И. Чижик, от Министерства образования и науки Российской Федерации - О.В. Федоровой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

 
установил:
 

1. Федеральный закон от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", определяющий основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на трудовые пенсии, в качестве условий назначения трудовой пенсии по старости закрепляет достижение пенсионного возраста (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) и наличие страхового стажа не менее пяти лет (статья 7) и одновременно предусматривает право граждан отдельных категорий на досрочное назначение трудовой пенсии по старости (статьи 27 и 28).

В частности, в соответствии с пунктом 1 статьи 28 названного Федерального закона трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения установленного его статьей 7 возраста:

лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от их возраста (подпункт 10);

лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и в поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста (подпункт 11);

лицам, осуществлявшим творческую деятельность на сцене в государственных и муниципальных театрах или театрально-зрелищных организациях (в зависимости от характера такой деятельности) не менее 15 - 30 лет и достигшим возраста 50 - 55 лет либо независимо от возраста (подпункт 12).

Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", согласно его статье 31, вводится в действие с 1 января 2002 года (пункт 1), и с этой даты утрачивают силу Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" и Федеральный закон "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий", а другие федеральные законы, предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, не противоречащей данному Федеральному закону (пункт 2).
1.1. Конституционность подпунктов 10 и 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается в запросе Государственной Думы Астраханской области, обратившейся в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке статьи 125 (пункт "а" части 2) Конституции Российской Федерации и статьи 84 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", а также в запросах Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, направленных в Конституционный Суд Российской Федерации на основании статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и статьи 101 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

В производстве названных судов находятся дела по искам граждан о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с длительной педагогической и лечебной деятельностью и о включении в стаж, дающий им такое право, периодов осуществления соответствующей деятельности в учреждениях для детей и учреждениях здравоохранения, являвшихся структурными подразделениями государственных предприятий (Ижевский машиностроительный завод, Биробиджанский завод силовых трансформаторов, Новолипецкий металлургический комбинат, Липецкий тракторный завод и др.), которые в 90-е годы были преобразованы в акционерные общества. По мнению заявителей, подлежащие применению в рассматриваемых делах положения подпунктов 10 и 11 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку связывают право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости с педагогической или лечебной деятельностью лишь в государственных и муниципальных учреждениях для детей и учреждениях здравоохранения.

Биробиджанский городской суд Еврейской автономной области помимо подпункта 10 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" просит проверить конституционность пунктов 1 и 2 его статьи 31, которыми, как полагает заявитель, придается обратная сила такому условию досрочного назначения трудовой пенсии по старости педагогическим работникам, как осуществление ими педагогической деятельности в государственных или муниципальных учреждениях для детей.

Конституционность подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" оспаривается в жалобах граждан, которым на их основании территориальные органы Пенсионного фонда Российской Федерации отказали в назначении трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста, не засчитав в необходимый для этого специальный стаж (стаж педагогической, лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения, творческой деятельности) периоды работы в учреждениях, не являвшихся государственными либо муниципальными.

По мнению заявителей, оспариваемые положения пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", не включая работников негосударственных учреждений для детей, учреждений здравоохранения, театров и театрально-зрелищных организаций в число лиц, имеющих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, и устанавливая тем самым для граждан, занимавшихся одной и той же профессиональной деятельностью, разный объем прав в сфере пенсионного обеспечения в зависимости от того, является ли учреждение, в котором ими эта деятельность осуществлялась, государственным (муниципальным) или не является таковым, нарушают гарантированное Конституцией Российской Федерации равноправие граждан (статья 19, части 1 и 2) и право на пенсионное обеспечение (статья 39, части 1 и 2).

Как указывается в обращениях, условия, содержание и характер труда у работников учреждений для детей и учреждений здравоохранения после преобразования государственных предприятий и объединений, в структуру которых они входили, в акционерные общества не претерпели каких-либо существенных изменений; кроме того, до вступления в силу Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" педагогические, медицинские, творческие работники независимо от того, в каком учреждении - государственном, муниципальном или частном - они работали, имели право на получение пенсии ранее достижения общего пенсионного возраста: им устанавливалась пенсия за выслугу лет; оспариваемые же положения названного Федерального закона, не позволяя учитывать при исчислении стажа, дающего право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, время работы в иных, помимо государственных или муниципальных, учреждениях для детей, учреждениях здравоохранения, на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, имевшей место в период до 1 января 2002 года, лишают граждан ранее приобретенных пенсионных прав и, следовательно, нарушают требования статей 1, 2, 7, 8 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 18, 35 (части 1 и 2), 37 (части 1 и 3), 41 (часть 2), 43 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

1.2. Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу являются взаимосвязанные нормативные положения подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28 и пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в той части, в какой они закрепляют для лиц, осуществлявших педагогическую деятельность в учреждениях для детей, лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения либо творческую деятельность на сцене в театрах и театрально-зрелищных организациях, в качестве условия назначения трудовой пенсии по старости ранее достижения пенсионного возраста осуществление этой деятельности только в соответствующих государственных или муниципальных учреждениях.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, охраняется труд и здоровье людей, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты, развивается система социальных служб; каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации; каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 7; статья 37, часть 3; статья 39, часть 1).

Важнейшим элементом социального обеспечения является пенсионное обеспечение. Государственные пенсии в соответствии со статьей 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации устанавливаются законом. Определяя в законе правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, законодатель вправе устанавливать как общие условия назначения пенсий, так и особенности приобретения права на пенсию, включая установление для некоторых категорий граждан льготных условий назначения трудовой пенсии в зависимости от ряда объективно значимых обстоятельств, характеризующих, в частности, трудовую деятельность (специфика условий труда и профессии и т.д.). Такая дифференциация, однако, должна осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), в силу которых различия в условиях приобретения права на пенсию допустимы, если они объективно оправданы, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им.

В сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает помимо прочего запрет вводить такие различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях). Критерии (признаки), лежащие в основе установления специальных норм пенсионного обеспечения, должны определяться исходя из преследуемой при этом цели дифференциации в правовом регулировании, т.е. сами критерии и правовые последствия дифференциации - быть сущностно взаимообусловлены.

Кроме того, как отмечается в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", принципы равенства и справедливости, на которых основано осуществление прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации как правовом и социальном государстве, включая право на пенсионное обеспечение, предполагают, по смыслу статей 1, 2, 6 (часть 2), 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 и 55 (часть 1) Конституции Российской Федерации, правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, т.е. в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты.

 
 
Страницы: 1  2  3
 
Главная | О Конституции | Конституционный Суд | Ссылки