Постановление Конституционного Суда РФ от 11.05.2005г. N 5-П

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 11 мая 2005 г. N 5-П
 
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ СТАТЬИ 405 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ КУРГАНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА, ЖАЛОБАМИ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПРОИЗВОДСТВЕННО-ТЕХНИЧЕСКОГО КООПЕРАТИВА "СОДЕЙСТВИЕ", ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "КАРЕЛИЯ" И РЯДА ГРАЖДАН

 

Именем Российской Федерации
 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего В.Д. Зорькина, судей Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,

с участием граждан Л.Н. Башкировой, Р.Б. Забродиной, Н.А. Зелепукиной, А.И. Кацнельсона, К.М. Сенаторова, представителя гражданки Л.М. Запорожец - адвоката В.М. Жуковского, представителей ООО "Карелия" - адвокатов Э.В. Исецкого и А.Л. Гутова, представителя Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации - кандидата юридических наук Н.В. Васильева, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Е.Б. Мизулиной, представителя Совета Федерации - доктора юридических наук Е.В. Виноградовой, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова,

руководствуясь статьями 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности статьи 405 УПК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явились запрос Курганского областного суда, жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, производственно-технического кооператива "Содействие", ООО "Карелия", граждан Е.А. Бакотиной, Л.Н. Башкировой, И.В. Виноградовой, Е.И. Губановой, Р.И. Гура, С.Б. Гурьянова, Г.И. Днепровской, А.Г. Долуханяна, Р.Б. Забродиной, Н.А. Зелепукиной, Л.М. Запорожец, А.И. Иванова, В.О. Ивкиной, Г.П. Кадомцевой, Г.Г. Казадаевой, А.И. Кацнельсона, Л.З. Карцхия, А.Я. Кирилловой, А.Ф. Клапцова, Г.А. Козолуповой, Т.В. Клоковой, Н.Ю. Кочневой, О.Е. Крыловой, А.П. Кычакова, В.М. Лапина, Н.М. Лапина, Г. Магомедова, М.П. Малова, Л.В. Манаховой, Л.А. Моргунцовой, С.М. Перфильевой, А.А. Рамазанова, О.В. Садовской, К.М. Сенаторова, Г.Н. Смолякова, А.А. Толстых, Л.С. Устименко, Ю.С. Фирстова, Ю.В. Фокина, Г.М. Хузеевой, А.М. Чуба, А.В. Чумакова и Н.С. Ялакаевой. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемая заявителями статья 405 УПК Российской Федерации.

Поскольку запрос и жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим обращениям в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Г.А. Жилина, объяснения сторон и их представителей, выступление приглашенного в заседание заместителя Генерального прокурора Российской Федерации С.Г. Кехлерова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

 
установил:
 

1. Согласно статье 405 (Недопустимость поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора) УПК Российской Федерации пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела, не допускаются.

1.1. Вступившим в законную силу постановлением Курганского городского суда Курганской области осужденному А.Н. Гомонову неотбытая часть наказания в виде трех лет семи месяцев лишения свободы была заменена более мягким видом наказания - исправительными работами. Полагая, что тем самым нарушаются требования части второй статьи 80 УК Российской Федерации, не допускающей замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания до фактического отбытия осужденным к лишению свободы за совершение тяжкого преступления не менее половины срока наказания, прокурор Курганской области на основании статьи 402 УПК Российской Федерации обратился с надзорным представлением в президиум Курганского областного суда. Оставив указанное постановление без изменения на том основании, что статья 405 УПК Российской Федерации не допускает поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора, президиум Курганского областного суда приостановил исполнение своего решения, поскольку пришел к выводу, что данная статья не соответствует Конституции Российской Федерации, и направил в Конституционный Суд Российской Федерации запрос о проверке ее конституционности.

На основании статьи 405 УПК Российской Федерации гражданину А.С. Власову, признанному потерпевшим по уголовному делу, было отказано в пересмотре в надзорном порядке определения суда кассационной инстанции, переквалифицировавшего действия осужденного по этому делу на подпадающие под уголовный закон о менее тяжком преступлении. Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина А.С. Власова указанной статьей утверждает, что она не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 46 (часть 1), 52 и 123 (часть 3), поскольку при пересмотре обвинительного приговора в порядке надзора исключает поворот к худшему - несмотря на выявление допущенных судом в ходе предыдущего разбирательства существенных нарушений, повлиявших на исход дела.

Со ссылкой на статью 405 УПК Российской Федерации было отказано в удовлетворении надзорных жалоб другим заявителям, признанным потерпевшими по соответствующим уголовным делам: гражданам Л.Н. Башкировой, И.В. Виноградовой, С.Б. Гурьянову, Р.Б. Забродиной, Г.Г. Казадаевой, Л.З. Карцхия, А.И. Кацнельсону, А.П. Кычакову, А.А. Толстых, Ю.С. Фирстову, Г.М. Хузеевой, А.М. Чубу и производственно-техническому кооперативу "Содействие" - о пересмотре оправдательных приговоров, гражданам Л.М. Запорожец, А.И. Иванову, Г.П. Кадомцевой, В.М. Лапину, Н.М. Лапину, А.А. Рамазанову и Н.С. Ялакаевой - о пересмотре постановлений судов о прекращении уголовных дел по различным основаниям, гражданам М.П. Малову и С.М. Перфильевой - о пересмотре приговоров, которыми осужденные лица освобождены от назначенного наказания, гражданам Е.А. Бакотиной, Р.И. Гура, Г.И. Днепровской, А.Г. Долуханяну, Н.А. Зелепукиной, В.О. Ивкиной, А.Ф. Клапцову, Т.В. Клоковой, Г.А. Козолуповой, Н.Ю. Кочневой, О.Е. Крыловой, Г. Магомедову, Л.В. Манаховой, Л.А. Моргунцовой, О.В. Садовской, Ю.В. Фокину и ООО "Карелия" - о пересмотре приговоров и кассационных определений в связи с неправильной переквалификацией совершенных подсудимыми действий, как подпадающих под признаки менее тяжкого преступления, и мягкостью назначенного им наказания.

По мнению заявителей, статья 405 УПК Российской Федерации нарушает их права, гарантированные статьями 19 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 52 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

1.2. Гражданин А.Г. Долуханян оспаривает также конституционность пункта 1 части третьей статьи 406 (Порядок рассмотрения надзорных жалобы или представления) УПК Российской Федерации, предоставляющего судье право по результатам изучения надзорных жалобы или представления вынести постановление об отказе в их удовлетворении без проведения судебного заседания с участием сторон.

Судя по представленным материалам, в уголовном деле, по которому А.Г. Долуханян был признан потерпевшим, отказ в удовлетворении его надзорной жалобы был обусловлен не процедурой рассмотрения жалобы судьей, а содержащимся в статье 405 УПК Российской Федерации запретом на пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора по основаниям, ухудшающим положение осужденного.

Следовательно, с учетом конкретных обстоятельств дела пункт 1 части третьей статьи 406 УПК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя, а потому производство по его жалобе в части, касающейся проверки конституционности данной нормы, подлежит прекращению в силу пункта 2 части первой статьи 43, статей 68 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

1.3. Постановлениями органов предварительного расследования было отказано в возбуждении уголовных дел гражданам А.Я. Кирилловой и А.В. Чумакову и прекращено производство по делам, по которым граждане Е.М. Губанова, К.М. Сенаторов, Г.Н. Смоляков и Л.С. Устименко являлись потерпевшими. Надзорные жалобы указанных граждан на постановления судов, согласившихся с решениями следственных органов, были оставлены без удовлетворения со ссылкой на статью 405 УПК Российской Федерации, в связи с чем они обратились в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой признать данную статью противоречащей Конституции Российской Федерации.

Между тем содержание оспариваемой нормы свидетельствует о том, что устанавливаемый ею запрет на пересмотр в порядке надзора судебных решений распространяется лишь на такие решения, которыми уголовно-правовой статус лица как виновного (или невиновного) в совершении преступления и подлежащего (или не подлежащего) уголовной ответственности и наказанию определяется судом. Постановлениями по результатам рассмотрения жалоб на принятые в ходе досудебного производства решения об отказе в возбуждении уголовного дела или о его прекращении уголовно-правовой статус лиц, в отношении которых эти решения вынесены, судом не определяется. В них дается лишь оценка законности и обоснованности решения органа дознания, дознавателя, следователя или прокурора, и либо жалоба оставляется без удовлетворения, либо соответствующее должностное лицо обязывается устранить допущенные нарушения. Сам по себе пересмотр таких судебных постановлений не может расцениваться как ухудшающий или улучшающий положение лиц, по делам которых они вынесены, и тем самым - как подпадающий под действие предписаний статьи 405 УПК Российской Федерации.

Следовательно, конституционные права граждан Е.М. Губановой, А.Я. Кирилловой, К.М. Сенаторова, Г.Н. Смолякова, Л.С. Устименко и А.В. Чумакова нормой статьи 405 УПК Российской Федерации нарушены не были, в связи с чем производство по их жалобам в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 43, статьями 68 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" также подлежит прекращению. Что касается защиты прав и законных интересов указанных граждан, если таковые были нарушены в результате ненадлежащего применения статьи 405 УПК Российской Федерации, то она может быть осуществлена путем проверки законности и обоснованности вынесенных в отношении них судебных решений в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.

1.4. Таким образом, предметом рассмотрения по настоящему делу является статья 405 УПК Российской Федерации, как не допускающая поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора по жалобе потерпевшего (его представителя) или по представлению прокурора и тем самым исключающая пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора, а также определения и постановления суда в связи с необходимостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как правовом государстве человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанностью государства; права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, они определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием (статьи 1, 2, 17 и 18); при этом право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека, выступая одновременно гарантией всех других прав и свобод (статья 46, части 1 и 2).

Из названных положений Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений Всеобщей декларации прав человека (статьи 7, 8 и 10), а также Международного пакта о гражданских и политических правах (статья 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 6, а также статья 3 и пункт 2 статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции в редакции Протокола N 11), которые в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы России, следует, что правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и гарантирует эффективное восстановление в правах. По смыслу приведенных положений, судебное решение подлежит пересмотру, если какое-либо новое или вновь открывшееся обстоятельство либо выявленные существенные нарушения, допущенные в ходе предыдущего разбирательства, неоспоримо свидетельствуют о наличии судебной ошибки, поскольку такое решение не отвечает требованиям справедливости.

Конституция Российской Федерации, гарантируя судебную защиту прав и свобод человека и гражданина, обеспечивает каждому право обжаловать в суд нарушающие его права и свободы решения и действия (или бездействие) государственных органов и должностных лиц, а каждому осужденному за преступление - право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом (статья 46, части 1 и 2; статья 50, часть 3). В силу названных норм Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 123 (часть 3), закрепляющей принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, правом на обжалование приговора или иного судебного решения в вышестоящий суд обладает и сторона обвинения - потерпевший, его представитель и прокурор.

Исходя из этого федеральный законодатель на основании статей 71 (пункты "в", "о") и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации в целях создания механизма эффективного восстановления нарушенных прав предусмотрел в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации процедуры пересмотра неправосудных решений - в апелляционной и кассационной инстанциях, которые рассматривают дела по апелляционной (кассационной) жалобе или представлению на приговоры и иные судебные решения, не вступившие в законную силу (глава 44, статьи 361 - 372; глава 45, статьи 373 - 389), и в качестве дополнительной гарантии законности и обоснованности судебных решений - производство по пересмотру вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, а именно производство в надзорной инстанции (глава 48, статьи 402 - 412) и возобновление производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств (глава 49, статьи 413 - 419).

 
 
Страницы: 1  2  3
 
Главная | О Конституции | Конституционный Суд | Ссылки