Постановление Конституционного Суда РФ от 27.04.2001г. N 7-П

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 27 апреля 2001 г. N 7-П
 
ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА ПОЛОЖЕНИЙ ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ АРБИТРАЖНОГО СУДА ГОРОДА САНКТ - ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ, ЖАЛОБАМИ ОТКРЫТЫХ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ "АВТОВАЗ" И "КОМБИНАТ "СЕВЕРОНИКЕЛЬ", ОБЩЕСТВ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ВЕРНОСТЬ", "ВИТА - ПЛЮС" И "НЕВСКО - БАЛТИЙСКАЯ ТРАНСПОРТНАЯ КОМПАНИЯ", ТОВАРИЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "СОВМЕСТНОЕ РОССИЙСКО - ЮЖНОАФРИКАНСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ "ЭКОНТ" И ГРАЖДАНИНА А.Д. ЧУЛКОВА

 

Именем Российской Федерации
 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

с участием представителей ОАО "АвтоВАЗ" - адвоката Р.А. Абдрашикова и доктора юридических наук В.А. Якушина, представителей ОАО "Комбинат "Североникель" - кандидатов юридических наук Р.И. Ахметшина и С.Г. Пепеляева, представителя гражданина А.Д. Чулкова и ООО "Верность" - адвоката М.В. Сохач, представителя ООО "Вита - Плюс" - генерального директора М.В. Савенкова, представителей ООО "Невско - Балтийская транспортная компания" - генерального директора В.И. Волкова и адвоката Б.Н. Карху, представителей ТОО "Совместное российско - южноафриканское предприятие "Эконт" - генерального директора Ю.П. Кутемова и кандидата юридических наук А.В. Брызгалина, а также постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации В.В. Лазарева и представителя Совета Федерации - кандидата юридических наук М.В. Степаненко,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, статьями 36, 74, 86, 96, 97, 99, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности ряда положений Таможенного кодекса Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явились запрос Арбитражного суда города Санкт - Петербурга и Ленинградской области, жалобы открытых акционерных обществ "АвтоВАЗ" и "Комбинат "Североникель", обществ с ограниченной ответственностью "Верность", "Вита - Плюс" и "Невско - Балтийская транспортная компания", товарищества с ограниченной ответственностью "Совместное российско - южноафриканское предприятие "Эконт" и гражданина А.Д. Чулкова, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в которых оспаривается конституционность положений статьи 24, части шестой статьи 231 во взаимосвязи со статьей 230, пунктом 6 статьи 291 и абзацем четвертым статьи 320, а также части второй статьи 247, статьи 273 и части первой статьи 279 Таможенного кодекса Российской Федерации.

Поскольку указанные положения касаются одного и того же предмета, а именно оснований и условий применения ответственности за нарушение таможенных правил, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по всем обращениям в одном производстве.

Заслушав сообщение судей - докладчиков Н.С. Бондаря и Г.А. Жилина, объяснения представителей сторон, заключения экспертов - доктора юридических наук Б.И. Пугинского и кандидата юридических наук Д.И. Черкаева, выступления приглашенных в заседание представителей: от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации А.И. Чистякова, от Государственного таможенного комитета Российской Федерации - Г.В. Баландиной и В.Н. Новикова, от Генеральной прокуратуры Российской Федерации - Н.Г. Хилькова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

 
установил:
 

1. ОАО "АвтоВАЗ", ОАО "Комбинат "Североникель", ООО "Верность", ТОО "Совместное российско - южноафриканское предприятие "Эконт" и гражданин А.Д. Чулков, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, оспаривают конституционность части шестой статьи 231 Таможенного кодекса Российской Федерации, согласно которой предприятия, учреждения и организации, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, могут быть привлечены к ответственности за нарушение таможенных правил, за исключением случаев, когда правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы.

Кроме того, ООО "Верность" просит проверить конституционность статьи 230, пункта 6 статьи 291 и абзаца четвертого статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации, ОАО "АвтоВАЗ" - абзаца четвертого статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации, предприниматель А.Д. Чулков - статьи 230 Таможенного кодекса Российской Федерации, поскольку полагают, что содержащимися в них нормами подтверждается неконституционность части шестой статьи 231 Таможенного кодекса Российской Федерации: статья 230 признает нарушением таможенных правил противоправное действие или бездействие, не определяя его как виновное; пункт 6 статьи 291 относит к обстоятельствам, исключающим производство по делу о нарушении таможенных правил предприятием, учреждением, организацией или лицом, занимающимся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, лишь случаи, когда правонарушение произошло вследствие действия непреодолимой силы; абзац четвертый статьи 320 устанавливает, что при производстве по делу о нарушении таможенных правил предприятием, учреждением, организацией или лицом, занимающимся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, подлежит доказыванию сам факт совершения правонарушения, при том что применительно к физическому лицу и должностному лицу необходимо устанавливать и их виновность.

Указанные положения были применены при привлечении заявителей к ответственности за нарушение таможенных правил: ТОО "Совместное российско - южноафриканское предприятие "Эконт" - за недостоверное декларирование вывозимого медного концентрата (статья 279 Таможенного кодекса Российской Федерации), которое имело место вследствие того, что в сертификате химического состава на содержание драгоценных металлов и акте экспертизы содержались неверные сведения; ОАО "АвтоВАЗ", ООО "Верность" и гражданина А.Д. Чулкова, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - за несвоевременное зачисление валютной выручки от экспорта на счет в уполномоченном банке (статья 273 Таможенного кодекса Российской Федерации), которое было вызвано в отношении ОАО "АвтоВАЗ" и А.Д. Чулкова нарушением зарубежным партнером условий договора, а в отношении ООО "Верность" - внесением в законодательство изменений, установивших иные сроки зачисления валютной выручки за экспортированный товар, сокращенные по сравнению с указанными в договоре; ОАО "Комбинат "Североникель" - за действия, направленные на неправомерное освобождение от таможенных платежей или их занижение, выразившиеся в заявлении в таможенной декларации недостоверных сведений (статья 282 Таможенного кодекса Российской Федерации), что было связано с внесением в правовые акты, регулирующие таможенные отношения, изменений, о которых, по утверждению заявителя, он не знал и не мог знать.

По мнению заявителей, эти положения, допуская возможность ответственности предприятий, учреждений и организаций, а также лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, за сам факт нарушения таможенных правил, безотносительно к наличию их вины, нарушают тем самым закрепленные Конституцией Российской Федерации принципы справедливости (статьи 1 и 7), равенства физических и юридических лиц (статья 19, часть 1), соразмерности ответственности (статья 55, часть 3), презумпции невиновности (статья 49), а также право частной собственности (статьи 8 и 35) и право на осуществление предпринимательской деятельности (статья 34).

1.1. Оценка конституционности части шестой статьи 231 во взаимосвязи со статьей 230, пунктом 6 статьи 291 и абзацем четвертым статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации требует выявления их конституционно - правового смысла на основании вытекающих из Конституции Российской Федерации общих принципов юридической ответственности, которые по своему существу относятся к основам правопорядка и оказывают непосредственное влияние на конституционно - правовой статус физических и юридических лиц в Российской Федерации (статьи 49, 50, 54 и 64).

В частности, как следует из статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями. Наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности, при этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично - правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности, что относится и к ответственности за нарушение таможенных правил.

При отсутствии состава таможенного правонарушения производство по делу о нарушении таможенных правил, согласно пункту 2 статьи 291 Таможенного кодекса Российской Федерации, не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению. Как следует из этого положения во взаимосвязи с пунктом 1 той же статьи, согласно которому основанием освобождения от ответственности является отсутствие события таможенного правонарушения (при том, что пункты 1 и 2 распространяются на всех субъектов таможенных отношений), привлечение к ответственности юридических лиц и граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, за совершение нарушения таможенных правил не может обосновываться одним только фактом нарушения таможенных правил.

К основаниям ответственности, исходя из общего понятия состава правонарушения, относится и вина, если в самом законе прямо и недвусмысленно не установлено иное. Соответствующая правовая позиция выражена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 января 2001 года по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации. Отсутствие вины при нарушении таможенных правил является, таким образом, одним из обстоятельств, исключающих производство по делу о данном нарушении, поскольку свидетельствует об отсутствии самого состава таможенного правонарушения. Это предполагается и положениями части шестой статьи 231, статьи 230, пункта 6 статьи 291, абзаца четвертого статьи 320 Таможенного кодекса Российской Федерации, применяемыми в системной связи с главой 39 Таможенного кодекса Российской Федерации, которая определяет виды нарушений таможенных правил и ответственность за них.

Иная трактовка состава таможенного правонарушения как основания ответственности противоречила бы и природе правосудия: суд, обеспечивающий в связи с привлечением к ответственности за нарушение таможенных правил защиту прав и свобод физических и юридических лиц посредством судопроизводства, основанного на состязательности и равноправии сторон (статья 123 Конституции Российской Федерации), не может ограничиваться формальной констатацией лишь факта нарушения таможенных правил, не выявляя иные связанные с ним обстоятельства, в том числе наличие или отсутствие вины соответствующих субъектов, в какой бы форме она ни проявлялась и как бы ни было распределено бремя ее доказывания.

Применительно к сфере уголовной ответственности Конституция Российской Федерации закрепляет в статье 49 презумпцию невиновности, т.е. возлагает обязанность по доказыванию вины в совершении противоправного деяния на соответствующие государственные органы. В процессе правового регулирования других видов юридической ответственности законодатель вправе решать вопрос о распределении бремени доказывания вины иным образом, учитывая при этом особенности соответствующих отношений и их субъектов (в частности, предприятий, учреждений, организаций и лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица), а также требования неотвратимости ответственности и интересы защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и свобод других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 15, часть 2; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации).

Решая вопрос о распределении бремени доказывания вины, законодатель вправе - если конкретный состав таможенного правонарушения не требует иного - освободить от него органы государственной власти при обеспечении возможности для самих субъектов правонарушения подтверждать свою невиновность. По смыслу оспариваемых положений Таможенного кодекса Российской Федерации, предприятия, учреждения и организации, а также лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, не могут быть лишены возможности доказать, что нарушение таможенных правил вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для данных субъектов таможенных отношений препятствиями, находящимися вне их контроля, при том что они действовали с той степенью заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения таможенных обязанностей, и что с их стороны к этому были приняты все меры.

Такое регулирование, касающееся содержания и бремени доказывания вины субъектов отношений, связанных с международным обменом товарами, работами, услугами, информацией, результатами интеллектуальной деятельности, содержится и в ряде международно - правовых актов, признанных Российской Федерацией и являющихся, согласно статье 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации, составной частью ее правовой системы. Так, Конвенцией ООН от 11 апреля 1980 года "О договорах международной купли - продажи товаров" предусмотрено, что "сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий" (пункт 1 статьи 79).

Ряд других международно - правовых актов также допускают претерпевание лицом, виновность которого не должна доказываться государственными органами, неблагоприятных последствий нарушения таможенных правил, если при этом ему предоставляется возможность доказать свою невиновность (статья 16 Конвенции об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок, от 12 октября 1929 года, статья 11 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов от 19 мая 1956 года, стандарты 5.2 и 5.3 приложения к Конвенции по облегчению международного морского судоходства от 9 апреля 1965 года). Возможность освобождения органов государственной власти от обязанности доказывать вину субъекта, нарушившего таможенные правила, предусмотрена, кроме того, стандартным правилом 25 приложения "Н" к не ратифицированной Российской Федерацией Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур 1973 года (в редакции Протокола о ее изменении от 26 июня 1999 года), что отражает тенденции и содержание соответствующего законодательного регулирования во многих странах.

 
Главная | О Конституции | Конституционный Суд | Ссылки